00:14 

на мини-фикатон

Айа
Солярис добрый! Трупы, подтвердите! (с)
Автор: Айа
Название: Я точно знал
Персонажи: Янаги, Кирихара; на втором плане - Риккай (Юкимура не совсем на втором плане)
Жанр: АУ, джен
Рейтинг: G
Отказ от прав: все принадлежит Кономи
Предупреждения: я плохо знаю канон и, соответственно, персонажей; не бечено. Я кривовато вписалась в заявку, прошу прощения((

Написано для Yukimura Seiichi по огрызкам заявок заявке "РенАка : Можно какое-нибудь АУ, где они работают вместе; можно как ранний возраст, так и пост-канон" и очень приблизительно "Тройка. Джен. Что-нибудь про школьные дни".

Янаги входит в офис ровно в 8.30. Он поправляет очки (работа за компьютером сказывается на зрении), ему хватает нескольких секунд (если спросить, он назовет в точности, скольких), чтобы окинуть взглядом комнату и узнать, что изменилось на этот раз. Но обычно здесь ничего не меняется.
Сотрудники… Эти люди так предсказуемы, что он просчитал бы их и в десять лет.
Работа… Она не меняется изо дня в день, хоть начальники считают, что дают ему совершенно разные задание.
Он сам… Янаги не уверен, что еще может как-то измениться. Если бы он захотел, то мог бы выяснить, какова такая вероятность. Но это неинтересно.
Ему давно не выпадало просчитывать что-то на самом деле интересное.

- Вот новые документы, - сказал господин Такахаси, не глядя на Янаги. Одной рукой он протягивал бумаги, другой листал папку – неизменную уже третий дня. Господин Такахаси не любил перемены – ради них нужно работать.
Янаги любил перемены, но даже работа их бы не принесла.
За своим столом он быстро пролистал документ, одновременно включая компьютер и доставая карандаш, – сперва надо все отметить, потом перенести в файл. Работа с таким количеством страниц займет 1 час 29 минут.
Что-то зацепило его взгляд.
Янаги вернулся на страницу назад и прочел еще раз.
А, это название. Риккайдай.
Он просто вспомнил, в какую среднюю школу отдали бы его, если бы они не уехали в Йокогаму – помогать овдовевшей бабушке – когда он был еще в младшей. Отец в детстве мечтал учиться в этом Риккайдае и упрекал своих родителей за то, что не получилось. А так стал упрекать и за то, что не получилось у сына.
Янаги же было все равно. Он только переживал иногда, что слишком много семейных ссор не приносят ни счастья, ни здоровья.
Полминуты ушло на воспоминания, но это было нестрашно. Янаги достал карандаш и начал подчеркивать главное.
От него требовалось посчитать вероятность победы разных теннисистов из разных юношеских сборных. Данные и биография были указаны. В примечаниях директор настоятельно рекомендовал лично поговорить с каждым из кандидатов.
Это было необычно, но к интересным переменам не относилось. Янаги был недоволен.
Однако чтобы у него были такие нужные сейчас деньги, приходилось работать даже над неинтересным. (Уже два года и три с тремя неделями месяца как.)
Он набрал первый номер из списка. Теннисист из Риккайдая, по привычке отметил он, шел четвертым номером.
Встреча с ним была назначена первой на второй день.
Пока они здоровались, Янаги уже составил первые наброски к отчету. Горячность, очень заметен возраст, могут быть проблемы с концентрацией и терпением – это уменьшает шансы на победу. Энергичен, двигается легко, большая вероятность того, что хорошо развит физически, – это может уравнять шансы.
«Точно, - вдруг вспомнил Янаги. – Я же когда-то играл в теннис».
Он вспомнил: концентрация важнее силы. Вряд ли этот спортсмен будет первым в списке кандидатов.
- А о чем вы будете меня спрашивать? – с нетерпением, но довольно вежливо спросил Кирихара Акая. Он постукивал ракеткой по плечу: скорей всего, стремился поскорее вернуться к тренировке.
Янаги задал несколько стандартных вопросов.
«Ваш стиль игры? – Быстрая игра. - Основной прием? – Knuckle serve. - Противники, с которыми бы хотели сыграть? – Тезука Кунимицу. Эчизен Рема. Сильные противники (прим.: считает себя сильнее них) – Почему играете в теннис? – Я покажу, что я сильнее. Всех смогу победить. (прим.: отказался отвечать на вопрос о поражениях)», - записал Янаги. Тетрадь почти заканчивалась, писать пришлось поуже – потому Кирихара, вдруг захотевший заглянуть в заметки, точно ничего не разобрал.
- Почему выступаете среди одиночных игроков, а не за команду? – задал последний вопрос Янаги.
Кирихара фыркнул.
- Потому что я хочу выиграть.
Этот ответ тоже был предсказуем. Список побед их команды был довольно коротким.
- Спасибо за ответы, - коротко кивнул Янаги. – Покажите, пожалуйста, несколько элементов из ваших тренировок.
Недолгие часы тенниса в детстве мало чем помогали, но Янаги, хоть и разбирался во всем хуже необходимого, мысленно соотносил движения этого теннисиста с другими. Как он и понял раньше, резкость сочеталась с легкостью, и это все же было достоинством, а не недостатком. Ни один из опрошенных ранее спортсменов не успел бы среагировать на столь быструю игру.
- Я бы показал вам Knuckle serve, - с некой насмешкой сказал Кирихара, - но не на ком показывать.
- Часто показывая этот прием во время игры, вы рискуете быть снятым с вероятность 23%, - не удержался и просветил его Янаги. – Это немало.
Кирихара удивился. Было видно, что совсем недавно ему исполнилось всего семнадцать. Конечно, он бы никогда не догадался, что Янаги старше только на один год.
- Скажите, - вдруг Янаги вспомнил вопрос, возникший, когда он читал про команду Риккайдая, - почему ваша команда проигрывает? В очень немногих сборных найдутся такие сильные теннисисты.
У него было несколько предположений, но для того, чтобы узнать, какое верно, не хватало данных.
Кирихара пожал плечами. Вопросы про поражения были ему по-прежнему не по нраву, но Янаги, похоже, слишком его удивил
- Мы… А все равно, в одиночку играть или с командой – все равно со всем справляться самому. Капитан руководит, но он сам часто не знает, кому что делать. А в других командах вечно что-то новое придумывают, а мы за ними не успеваем. Как слабаки какие-то.
Кирихара поморщился. Янаги довольно отметил: команда сильных индивидуалистов при отсутствии тренера не может продвигаться вперед, они не сплотятся и не найдут пути развития. Это был один из предположенных вариантов.
- Все? – Кирихара переступил с ноги на ногу и с толикой надежды посмотрел на Янаги (все-таки детскость надо будет записать в минус).
- Да, - чуть помедлив, кивнул тот. – Спасибо за беседу. До свидания.

- «Победитель в одиночной лиге – Кирихара Акая», - процитировал Янаги, возвращаясь к себе за стол. Первый за всю его работу выговор тоже не относился к неприятным переменам. Первая серьезная ошибка в расчетах – тем более.
Он ставил Акаю на четвертое место из восьми. И он ошибся.
Всякое бывает, и Янаги мог бы просто переключиться на следующее задание, но он был слишком заинтригован и недоволен, чтобы забыть о предыдущем. Неправильно собрал и проанализировал данные? Слишком сильный удар по гордости.
В воскресенье он снова позвонил Кирихаре и попросил повторной встречи. На этот раз она приходилась на перерыв в общекомандной тренировке.
Янаги пришел раньше, чтобы посмотреть на всех теннисистов Риккайдая, но не увидел ничего неожиданного. Он прочитал о каждом, оценил силы, а наблюдая за тренировкой сейчас, оценил неслаженность - полностью предсказуемую.
- Да, я готов. - Через несколько минут подошел к нему Кирихара, вытиравший голову полотенцем. Мокрыми волосы у него меньше вились, ему бы почаще так ходить, раз, как выяснил Янаги, собственная прическа Кирихару раздражала. – Вы о чемпионате хотите спросить?
Янаги кивнул.
- Ваша победа была неожиданностью.
Кирихара победно усмехнулся.
- Я же говорил, что всем покажу.
- Но те, с кем вы хотели играть, участвовали в командном состязании.
Кирихара поморщился.
- Да. Но меня бы все равно не поставили против них. Зато после этой победы в следующий раз наверняка поставят.
Он коротко обернулся – Янаги посмотрел туда же. Впереди, чуть правее стоял капитан команды. Еще дальше – вице-капитан. От них и зависело распределение.
- Для вас победа не была неожиданной?
Кирихара посмотрел на него, и в голове Янаги так четко возникли следующие слова теннисиста, что он не удержался и тихо сказал одновременно с ним:
- «Я точно знал, что стану победителем». Вот я и удивлен, потому что был уверен: все будет не так.
- Вы надо мной смеетесь, - нахмурился Кирихара, снова начиная постукивать по плечу ракеткой. – Что вам вообще надо?
- Я просто хочу понять, где я ошибся в расчетах, - признал не слишком приятную правду Янаги. – Раньше я никогда не ошибался.
Кирихара вздохнул и неохотно пошел в сторону ближайшей скамейки. Янаги направился следом, но садиться не стал: теннисист устроился на спинке скамейки, было бы неудобно.
- Вы как этот, Инуи из Сейгаку, - хмыкнул Кирихара. – Тоже что-то рассчитываете.
- Работа, - коротко пояснил Янаги. Ему снова вспомнилось: Инуи Садахару. Товарищ по игре в теннис те полторы недели в младшей школе. Как тесен мир.
- Скукотища! Но видите, не все просчитывается. – Голос Кирихары звучал так довольно, будто он одержал еще одну победу. – Можно подумать, ничего не меняется.
- Не на все изменения есть достаточно данных, - сухо пояснил Янаги. – На вас, выходит, я собрал недостаточно.
Кирихара покосился на тетрадь в его руках – с подозрением.
- Вы прямо как доктор, все записываете и записываете. Это не поможет.
- Неужели? – холодно уточнил Янаги.
- Поспорим? – азартно спросил Кирихара.
На том и порешили.

Теперь Янаги каждые выходные и иногда – вечерами после работы – должен был приходить и наблюдать за тренировками. К следующему чемпионату с него требовалось, по уговору, предсказать ход матча Акаи вплоть до мелочей.
Янаги это забавляло. Он чувствовал себя на свои девятнадцать и даже временами и думать забывал о рабочих делах. Не переедь они, не пойди он вместо учебы на работу, будь у них деньги и без этого, он, может, сейчас учился бы здесь. И кто знает, вдруг бы пошел в теннисный клуб.
Ничего нового из пары первых тренировок он не вынес: Акая дерзил почти всегда, замолкая только после выговора капитана, хорошо, но недостаточно много упражнялся и обыгрывал всех, кроме Юкимуры и Санады. Но почти никто не обыгрывал Юкимуру и Санаду.
Тренер этой команде не помешал бы. Янаги знал, что они, продолжая традицию средней школы, отказались от тренера и в старшей – но не мог сказать, что считает это мудрым решением. Изрядной глупостью скорее.
Первое время на него косились, потом перестали обращать внимание. «Такие настырные типы, - как сказал один из команды, Нио Масахару, - в нашем спорте не редкость. Но хорошо, что вы не шпион». Янаги вежливо выслушал это и едва заметно улыбнулся: а что, из него бы вышел неплохой шпион. Хотя он бы предпочел заниматься чем-то поумнее, например, стратегией.
Для полноты сведений Янаги собрал и данные о здоровье каждого из команды. Нельзя сказать, что он пришел в ужас, но несколько удивлен все же был. Абсолютно здоровым был только вице-капитан, Санада, и Ягю Хироши – не считая проблем со зрением (активные занятия спортом их только усугубляли). У «его» теннисиста и вовсе оказалось сильно повышено давление – довольно опасно с такими физическими нагрузками. Янаги очень хотелось когда-нибудь собрать всю команду и объяснить, какой опасности они себя подвергают. Но он сдерживался.
- Вы отвратительно двигаетесь, - шептал себе под нос Янаги, вполуха слушая капитана. – Если ты, Маруи, опять будешь лениться, то и полматча на чемпионате не выдержишь.
Он говорил все слово в слово и одновременно с Юкимурой. Хотя тут не требовалось быть мастером, чтобы предугадать выговор, – проблемы и замечания повторялись изо дня в день.

- Ну как, еще не сдаетесь? – спросил его однажды Кирихара. Обычно он обращал внимание на Янаги не больше, чем все остальные. Янаги приоткрыл глаза (он как раз прикидывал, что команда будет делать за завтрашних тренировках).
- И не думаю.
- Ну как знаете, - махнул рукой Кирихара. Закинул рюкзак за спину и, не прощаясь, пошел прочь с кортов. Янаги машинально проводил его взглядом, отмечая, что сегодня парень устал сильнее обычного, записал это, захлопнул тетрадь и уже собирался тоже уйти, как к нему подошел Юкимура.
- Добрый вечер.
- Добрый вечер.
В отличие от некоторых из команды, Юкимура был очень вежлив и казался старше своего возраста. Янаги казалось, что они чем-то похожи, но он пока не задумывался, чем.
- Вы наблюдаете за нами вплоть до чемпионата, верно? – перешел к делу Юкимура. Янаги кивнул.
- Поделитесь результатами наблюдений? Они бы помогли тренироваться. Вашим способностям можно позавидовать, потому я уверен, вы наверняка отметили что-то важное.
Янаги подумалось, что точно так же, как он узнавал все про команду, Юкимура узнал все про него. Это было забавно.
Собирай Янаги рабочие данные, он бы отказался.
- Почему бы и нет. После чемпионата?
- Лучше до. Больше пользы будет, - улыбнулся Юкимура.
На том и порешили.

Теперь после тренировок Янаги задерживался еще дольше: они с Юкимурой разбирали записи за прошедший день. Янаги задавал вопросы по теннису – о тех вещах, которые он не мог понять; Юкимура спрашивал про найденные недочеты и выслушивал замечания так, будто Янаги тоже был одним из столпов команды.
Они, к удивлению даже самого Янаги, хорошо сошлись, и времени, потраченного на эти разговоры, совсем не было жалко.
- 75% команды серьезно больны, - сообщил в одну из первых встреч Янаги. Юкимура засмеялся.
- Мы все больны. Теннисом. Потому остальные болезни не важны.
Янаги покачал головой. Но придумал кое-что получше простого разговора.
Через неделю он принес Юкимуре подробный план тренировок. Допустимые нагрузки, необходимые перерывы, упражнения индивидуальные и общие, те, что помогут команде чувствовать себя командой, а не сборищем одиноких теннисистов, – все было прописано. Юкимура взял лист, долго изучал его серьезно и нахмурившись, а потом хмыкнул.
- Как многое мы потеряли от того, что тебя не было в нашей команде. Две золотых медали.
Янаги принял похвалу как должное: и он понимал, какие это важные слова.
- Но откуда ты столько знаешь? - уже легко и с улыбкой спросил Юкимура. - Болезни, теннис, расчеты – ты прямо ходячая энциклопедия.
Янаги усмехнулся: да, он многое знал.

За всеми вечерними разговорами он почти забыл, что главная цель его каждодневного пребывания на корте – это наблюдения за Кирихарой. Может, поэтому он и не заметил в тот день, что Кирихара ушел (и не в лучшем расположении духа) сразу после тренировки, а не задержался, как бывало.
«Может, пошел к своим любимым игровым автоматом». – По дороге домой Янаги вспоминал прошедший день и про Кирихару все же подумал. А через несколько минут его и увидел.
Кирихара сидел у забора и – ничего удивительного – справлялся с последствиями повышения давления. Янаги остановился рядом: теннисист отвел руки от висков и посмотрел вверх.
- Что? – резко спросил он. Губы у Кирихары были разбиты, под глазом красовался синяк: сразу было видно, зачем он ушел раньше и с чего это скакнуло давление.
Янаги молча потянул его за руку, медленно поднимая. Кирихара жил далековато отсюда, чтобы сейчас стоило отпускать его домой.
- Придешь в себя в моей квартире, - Янаги не спрашивал, просто поставив парня перед фактом. Но тот спорить не стал.

«Ух ты!» было первым, что сказал Кирихаря, войдя в комнату Янаги. 85% гостей говорят то же самое – не по словам, но по смыслу. Янаги и сам иногда пугался того, сколько у него книг.
- Вот отчего вы такой умный, - выдал Кирихара вторым, уже усевшись на стул. Было видно: чувствовал он себя чуть лучше.
- С кем дрались? – спросил Янаги, доставая нужные лекарства.
- С идиотами.
- Победа?
- Не совсем. – Даже стоя спиной, Янаги знал: Кирихара поморщился и посмотрел в сторону, недовольный.
- Но это не теннис, так что не слишком важно, - заключил Янаги, протянув разведенное водой лекарство. Кирихара неловко принял стакан, чуть не выронив его после реплики.
- Я это и хотел сказать!
- Я знаю, - сообщил Янаги.
- Вы меня полностью просчитали, да? – нахмурился Кирихара. – Ничего, я вас удивлю.
- Не сомневаюсь, - кивнул Янаги. Удивление тоже входило в расчеты. – Ты поедешь домой или на всякий случай переночуешь здесь?
Во взгляде Кирихары промелькнуло: надо к родителям – но можно им позвонить – но тогда в автобусе утром не посплю – но здесь-то смогу поспать подольше – а вдруг он поможет мне с английским. Потом он согласился.

Если бы Янаги знал, чем обернется эта ночевка, то лично бы отвез Кирихару к родителям и сдал с рук на руки. Но – тут его действительно удивили. Не слишком приятно.
Всему Риккайдаю (45%, но в данном случае это детали) было известно, как Кирихара не любит английский. Прозвище «ас-двоечник» прилепилось к нему именно из-за этого (в списке прозвищ это числилось самым безобидным). Но Янаги по собственной глупости не принял его во внимание и согласился объяснить одно-два задания. Пока он рассказывал теорию, Кирихара умудрился заснуть сперва на учебниках, потом на его плече, а затем почти незаметно добраться до кровати. Янаги, конечно, растолкал этого лентяя, и они все же доделали упражнения.
Но на следующий вечер, когда Санада объявил перерыв, Кирихара подбежал к Янаги и попросил помочь «всего с одним примером!» Конечно, пример был не один.
Каждый день был не один.
Хоть Янаги многие считали безэмоциональным, а следовательно, бессердечным человеком, эмоции и чувства у него все же были. Были и глупые надежды, не убитые расчетами: к примеру, о том, что Кирихара подтянет английский и сможет дальше справляться сам. Янаги на досуге подсчитал, когда, самое быстрое, может наступить это «дальше», и пришел в ужас – нескоро.
Потом он вспомнил: к тому времени он уже перестанет приходить в Риккайдай.
Впрочем, с Кирихары же станется когда-нибудь зайти в гости.

Юкимура был зол и нездорово напряжен. Янаги видел, как он объясняет Санаде: все в порядке, просто чемпионат близко – и знал, что дело в другом.
- Здоровье?
- Родители, - бросил Юкимура. Больше в перерыв они не перекинулись ни словом. Вернулись к разговору только вечером.
- Знаешь, Ренджи, - Юкимура уже начинал сбиваться и называть его по имени. Они правда хорошо сошлись. – Иногда я тебе завидую: может, у тебя сложная и неинтересная работа, но ты сам решаешь, что тебе делать.
- Ты тоже.
- Но сколько тех, кто мечтает решить за меня, - огрызнулся Юкимура и тут же извинился. Он рассеянно перелистывал тетрадь, но смотреть в нее и не думал.
- На первом чемпионате этого года мы – мы, те, кто должны быть чемпионами! - проиграли в четвертом матче. До первого сингла дело не дошло. Мои родственники успокоились. Но теперь-то у нас есть все шансы выиграть – однако двух синглов на это не хватит. Вот только кто проболтался об этом моим родителям!
Янаги коротко улыбнулся, но промолчал. Родители на то и родители, чтобы понимать больше всех остальных. Но Юкимура, несмотря ни на что, был не настолько взрослым, чтобы это осознать.
- Знаешь что, Янаги, - вдруг приободрился Юкимура, - помоги мне.
Он встал, подошел к столу и достал из ящиков две папки.
- Помоги мне распределить, кто будет играть парные.
Он открыл верхнюю папку, постучал пальцем по бумаге.
- Мы все может играть и так, и в одиночных, в том и проблема. Я могу поставить кого угодно, но не уверен, что выберу, кого нужно.
Янаги протянул руку и забрал папки. Вынул нижнюю – на ней было написано «Сейгаку».
- Конечно, надо знать, как распределили позиции противники, - хитро улыбнулся Юкимура. Янаги улыбнулся в ответ: как легко все же от него добились помощи – но он был не против. Он открыл папку с информацией о Сейгаку и, перевернув несколько листков, нашел, что искал.
- Вам будет трудно играть против него, - он показал на фотографию Инуи (все та же серьезность и прямоугольные очки, как в младшей школе). – Но у меня есть несколько идей.
- Расскажешь завтра? – попросил Юкимура, поднимаясь со стула. – Сегодня уже пора расходиться.
- Да. – Янаги закрыл папки и положил их в сумку.
Они вместе вышли из кабинета отсутствующего тренера, прошли по коридорам уже пустынной школы и только за воротами разошлись каждый в свою сторону.

Работа с распределением заняла у Янаги два дня. По расчетам она должна была растянуться еще минимум на сутки, но Кирихара – как иначе – снова подкинул ему сюрприз.
- Можно?
Янаги открыл дверь. Конечно, кто же еще мог прийти к нему вечером.
- Я опоздал на автобус, а следующий еще нескоро, - рассказывал Кирихара, заходя и разуваясь. Янаги стоял у стену и наблюдал за неожиданным визитерам, против обыкновения не зная, что сказать. Наверно, если даже грозный Санада за все прошедшие годы не научил сокомандника вежливости, у Янаги это точно не получится. Хотя будь у него больше времени, он бы попробовал.
- Ничего, я посижу тут, перед телевизором? – уточнил Кирихара уже из комнаты. «Как хорошо, что у меня не видеоигр, - подумал Янаги. – Иначе его было бы совсем не выгнать».
- Завтра, кстати, мы не учимся – а вы не работаете, верно? – так что не будите меня рано, ладно?
- Завтра ты будешь делать уроки с самого утра, - заверил его Янаги, садясь рядом. По телевизору крутили какое-то бессмысленное шоу, в котором даже реакции участников было предугадывать неинтересно – настолько все оказывалось шаблонным.
Янаги посмотрел минуты три, потом, невзирая на возражения Кирихары, сделал звук потише и пересел за стол – нужно было заниматься распределением. Через тринадцать минут к нему подкрался Кирихара и заглянул через плечо.
- Я не играю парные! – тут же возмутился он.
- Это пока просто вариант, - бесстрастно пояснил Янаги. Посмотрел на часы – в девять даже школьника еще нельзя прогнать спать, а жаль. Кирихара подвинул себе стул и уселся на него задом наперед – так ему все было видно намного лучше.
- А против сейгаковского Кайдо Джакал долго не протянет, - скоро сообщил он. Янаги повернулся: это уже было интересней.
- Мы столько с ними играли, я знаю этих Сейгаку как облупленных, - хвастливо сообщил Кирихара.
Янаги только усмехнулся, но выслушать, какие же знания накопились, не отказался.
Не зря.
Кирихара – снова удивив Янаги – действительно хорошо разбирался в противниках. Особенно в их слабостях. О теннисных техниках и их недостатках, конечно, он знал намного меньше того же Юкимуры, но таких простых и важных вещей, как «этот злится, когда его называют Гадюкой», «очень легко отвлекается», «удивить этого – и полдела сделано», рассказал немало. И Янаги решил ему довериться.
Они до поздней ночи разбирались в каждой игроке и Сейгаку, и Риккайдая, иногда спорили, когда данные не сходились с наблюдениями – оба, как малолетние мальчишки, не хотели сдаваться – находили компромиссные варианты и в конце концов создали окончательный план распределения по парным и одиночным. Кирихаре предстояло играть Сингл 3.
- Вот всегда так, - зевая, ответил Кирихара. Он уже хотел спать, но мужественно притворялся, что совершенно бодр. – А я так хочу сыграть против Тезуки!
- Не в этот раз. Ты еще не готов, - пояснил Янаги. Кирихара внимательно посмотрел на него и неожиданно кивнул:
- Да я знаю. До сих пор не готов, - поморщился он. Посмотрел на лист и, словно в утешение себе, недобро улыбнулся:
- Но вот этого-то я точно смогу победить.
- О да, - сдержанно согласился Янаги. – Раз ты можешь удивить даже меня, то его и подавно.
- А у вас, Янаги-семпай, самомнения хоть отбавляй, - нагло сообщил Кирихара, но Янаги слишком устал, чтобы его одергивать. Завтра поговорит с Санадой или Юкимурой о воспитании младшего. Школьные клубы должны развивать учеников всесторонне, не только физически.
Когда Янаги собрался ложиться спать, Кирихара вдруг заупрямился.
- Нет, давайте досмотрим этот фильм! Я и так половину пропустил, а давно хотел посмотреть.
Янаги строго взглянул на него – достаточно строго, что парень поежился. Но все же продолжал настаивать на своем.
- Давай.
И они смотрели фильм, кажется, до утра. Янаги ближе к концу просмотра задремал. Проснулся только от того, что Кирихара тряс его за плечо.
- Семпай, вы бы перебрались на кровать, - и, кажется, ему даже было немного совестно, но спросонья Янаги не мог разглядеть это наверняка.
Когда они оба легли, Янаги помечтал тут же спокойно заснуть, прекрасно понимая, что не удастся. Кирихара ворочался и был так воодушевлен фильмом, что уже не хотел спать.
- А как вам этот финт, здорово он его ударил, да?
- Вы бы видели, как я врезал однажды тому придурку из группы В!
- А как думаете, капитан поведет нас, когда победим, праздновать в суши-бар?
- Он не шутил, он обещал, я точно помню!
- Думаю, после школы я уеду из Японии, как Самурай Нанджиро, и выиграю у всех и везде!
- Знаете, я хоть был капитаном пару лет назад, но все же перейти в старшую школу оказалось здорово.
- А вы поможете мне с контрольной через полторы недели?
Где-то на этом вопросе Янаги и заснул. Ему приснился столбик цифр, тени команд Риккайдая и Сейгаку и какие-то нечитаемые надписи явно на английском.

На следующей недели все закончилось. Перед матчем Янаги отдал все тетради Юкимуре. Договаривались, что он вручит их Кирихаре, но младший пока разминался, да и мог легко потерять пару штук, а для команды данные были важны. Был там и листок с описанием грядущего третьего сингла.
- Спасибо тебе, - очень искренне сказал Юкимура. Он был напряжен, но не так, как несколько дней назад. «Нервозность спортсмена. На матче все пройдет», - подумал Янаги.
- Будешь смотреть, как мы побеждаем?
Янаги прикрыл глаза. Он очень надеялся, что они победят, - но стопроцентной вероятности подсчеты не дали. Даже семидесяти процентов не набралось.
- Обязательно, - кивнул он. «Если бы я познакомился с ними пораньше, то процентов пять бы прибавилось», - заметил про себя он, но промолчал.
- Тогда смотри. А я пойду к команде. – Они пожали друг другу руки, и Юкимура ушел.
Янаги выбрал скамейку повыше и подальше от основной группы поддержки. Он не любил громкие крики, мешавшие сосредоточиться.
На противоположной стороне поля перед оградой столпилась команда Сейгаку. Парень в очках (Инуи, уточнил себе Янаги) на мгновение повернулся. Янаги помахал ему, тот это заметил, но, видимо, его не узнал.
Пожав плечами, Янаги поискал взглядом свою – ну, условно свою – команду. Кирихары среди всех еще не стояло, но и к лучшему – побольше разминки не помешает. Не успел Янаги это подумать, как Кирихара показался из-за поворота с центральной аллеи за кортами. Не успел Янаги ему кивнуть, как зазвонил мобильный.
- Срочное задание, - сообщил господин Такахаси. – Приезжайте как можно скорее.
- Хорошо.
Янаги закрыл телефон и, бросив прощальный взгляд на поле, поднялся. Ушел.
Около автобусной остановки он внезапно вспомнил тут же рассмешившую его вещь: они с Кирихарой не решали, на что спорят. Он ничего не потеряет, даже если неожиданно снова ошибется.
Главное, не полениться потом позвонить и узнать, кто же из них выиграл.
Хотя, на самом деле, он был уверен – на 90% - что Кирихара позвонит первым.
Он, кстати, забыл у Янаги тетрадь по английскому.

@темы: фикатон, фанфики, Yukimura Seichi, Yanagi Renji, Kirihara Akaya

   

Rikkai Dai Fuzoku Fans

главная