Тамриэлла Эн.
Такие вот мелочи и делают нашу жизнь по-настоящему счастливой
Сначала общее примечание. Я буду сюда копипастить то, что в последующем напишу для заполнения таблицы. Это серия драбблов, связанных общим сюжетом, читается по порядку написания. То есть по идее это все части одного фика, написанного вот в такой форме :)


Название: Первая ступенька
Фандом: Prince of Tennis
Герои: Санада Гэничиро
Тема: I-1- Одиночество
Объём: 583 слова
Тип: джен
Рейтинг: G
Саммари: Смотреть в будущее может быть совсем не страшно.
Авторские примечания: предканон


Что такое командный дух, Гэничиро знал хорошо. А старшие, кажется, не знали.
Первоклассников – всех новичков, вроде него самого – поставили на дальний корт, самый неухоженный, велели не бегать, не вертеться, выплюнуть жвачку и вообще стоять смирно, а потом принялись изучать. Просили пробежать круг-другой, отжаться, взять ракетку…
Половину отсеяли сразу. Кто-то не умел дышать во время бега, кто-то оказался неуклюжим и нерасторопным. Один мальчик – тот самый, которому велели выплюнуть жвачку, – все время крутился и едва не ухитрился прилепить свою жвачку на кроссовок сэмпаю. Гэничиро подумал, что его тоже выставят, но обошлось – никто не заметил. Мальчик только улыбался от уха до уха, лишний раз подтверждая мнение Гэничиро, что ровесники себя вести не умеют.
Лучше бы он и правда на кэндо пошел. Кэндоисты более дисциплинированы и не бегают и не вопят так, что уши закладывает. Кэндо – благородное искусство, приличествующее любому достойному человеку. То есть, конечно, так сразу записывать себя в достойные люди было нескромно, но Гэничиро считал, что он движется в нужном направлении.
А ребята вокруг совершенно не волновались. Как будто пришли не в теннис играть, а развлекаться. В такой толпе ему всегда бывало неуютно: что может быть хорошего, если все вокруг суетятся и носятся, а ты никого не знаешь, знать не хочешь и только и мечтаешь, чтоб все умолкли. И самое плохое – что неуютно только тебе.
Гэничиро поежился и отступил в сторону. Началась индивидуальная проверка, и его очередь подходила нескоро, так что можно было пока не стоять со всеми.
Как жаль, что клуб кэндо в школе не подходит для мастера его уровня. Там он мог бы с кем-нибудь подружиться.
Новички один за другим отходили понурившись. До сих пор в клуб приняли только троих – одноклассника Гэничиро по имени Янаги, непоседу, который любил жвачку, и темнокожего мальчика с выбритой головой. Гэничиро видел вчера, как этого мальчика дразнили в коридоре, а ребята из дисциплинарного комитета и не думали вмешаться. Ну что за школа!
Но по крайней мере если получится, в клубе у него будет хорошая компания. С Янаги вполне можно общаться, не то что со многими ровесниками. А если не получится, то и не так обидно будет, уговаривал он сам себя. Не очень и хотелось.
Очередь двигалась, до испытания осталось трое. Задание само по себе было несложное – кто-то из сэмпаев подавал три мяча подряд, и нужно было отбить хотя бы один. Янаги отбил два, другие мальчики – по одному. Остальные бестолково метались туда-сюда, спотыкались и падали.
У Гэничиро вырвался вздох. Он немного нервничал – все ведь будут смотреть, вдруг не выйдет сосредоточиться?
– Волнуешься? – спросили сзади.
Он обернулся, готовый огрызнуться, но осекся, едва сообразил, что рядом с ним стоит Юкимура Сэйичи, смотрит из-под полуопущенных ресниц и улыбается.
Они познакомились еще дошкольниками, когда ходили в один теннисный клуб для маленьких, и Гэничиро защитил четырехлетнего Юкимуру от троих здоровенных шестилетних хулиганов. Он думал, что защищает девочку, правда, а то не полез бы, но Юкимура все равно был ему благодарен. Не то что они дружили, но без Юкимуры в клубе и в младшей школе было скучновато. А поиграть удавалось нечасто – только тогда, когда их сводили соревнования и турниры. С Юкимурой все вокруг словно вставало с ног на голову – Гэничиро порой казалось, он немного не от мира сего. Как будто не мальчик, а лисенок-оборотень.
– Ничего я не волнуюсь.
– И я. Спорим, я все три отобью? А я и не знал, кстати, что ты тоже сюда пойдешь. Нас наверно возьмут в одну команду, будем играть вместе. Здорово, да?
Гэничиро понял, что глупейшим образом улыбается, слушая чужую болтовню. Юкимура мог бы хоть таблицу умножения ему сейчас пересказывать – он бы все равно слушал.
Потому что больше не был один.


Название: Прорыв
Фандом: Prince of Tennis
Герои: Санада Гэничиро, Юкимура Сэйичи, Янаги Ренджи, ОМП
Тема: V-1 – «Со мной такое впервые»
Объём: 864 слова
Тип: джен
Рейтинг: G
Саммари: О том, как впервые проявляется самая магическая способность Юкимуры
Авторские примечания: предканон

Им вообще-то пока не полагалось играть без присмотра сэмпаев. Только Юкимуру это совершенно не интересовало. А Ренджи сказал, что им надо играть больше, если они хотят удержать места в команде, потому что их недолюбливают и выгонят, если они дадут повод, но Юкимуру это тоже не волновало. Он просто хотел играть, о чем и сообщил Гэничиро. Вот прямо сейчас, и неважно, что через десять минут звонок на урок.
Гэничиро с такими, как он, никогда раньше не сталкивался. Он и с самим Юкимурой-то раньше тесно не общался – так, виделись в клубе для дошкольников, потом сталкивались в младшей школе, и на Гэничиро дома очень ругались за поражения. Не успел привыкнуть и за месяц в средней школе.
Гэничиро охнул. Рука не слушалась, как будто онемела. Он дернулся растереть – но и вторая рука онемела.
– Санада, ты чего? Что с тобой?
Он упал на колени – ноги подгибались и дрожали, в висках гулко бухала кровь. Юкимура, кажется, пытался привести его в чувство – тряс, пихал, но вынырнуть из этого странного состояния ему навстречу Гэничиро не мог.
– Ну Санада же! – у Юкимуры наверно прохладные мягкие ладони, а он совсем их не чувствует, обидно. – Гэничиро!
Звук собственного имени будто разорвал невидимый кокон – трава закололась, ноги ощутили, что в кроссовки набился песок, а голове сделалось неудобно, потому что голова у него лежала на острых и костлявых Юкимуриных коленях.
– Прости, я не хотел переходить на такой фамильярный тон. Просто ты меня напугал. Встать можешь?
Гэничиро попробовал.
– Я лучше пока посижу.
– Но с тобой все в порядке?
– Да. Не нужно волноваться, это недостойно.
– Да-да, – фыркнул Юкимура, – недостойно самурая, знаю.
Почему-то ему доставляло особенное удовольствие смеяться над самым серьезным. Гэничиро сердился, злился, но это было совершенно бесполезно.
– Эй!
Они обернулись, все трое. Гэничиро – кое-как повернув голову, Юкимура и Ренджи – встревожено и резко. По корту к ним шагал капитан Кагуя и голос у него был весьма сердитый.
– Что у вас произошло? Что с Санадой?
Капитан Кагуя – мрачный, в наглухо застегнутом школьном пиджаке рассматривал их троих, растрепанных испуганных, и, кажется, намеревался устроить выволочку. Гэничиро бы на его месте точно устроил.
– Это я виноват, – Юкимура встал, заслоняя их с Ренджи от пристальных капитанских глаз. – Я сам не знаю, как так вышло, но я как-то ударил по мячу, и Гэничиро, то есть Санада, перестал чувствовать.
– В смысле? – Кагуя нахмурился. – Куда ты ему попал?
– Никуда не попадал. Он просто пропустил удар и упал.
– Юкимура, можешь ты мне сказать – что происходит?
– Да не понимаю я! Со мной такое впервые, честное слово!
Кагуя нахмурился. Посмотрел на Гэничиро. Потом снова на Юкимуру – тот стоял, напрягшись и стиснув кулаки.
– Что именно вы делали?
– Мы... ну, мы играли. – Юкимура потупился. – А потом он упал.
– Я понимаю, что вы играли, а не плясали тут голышом. Что именно вы делали, когда играли? Я тебя ни в чем не обвиняю, я не буду вас наказывать, что вы без разрешения на клубный корт пошли, я разобраться хочу.
– Гэничиро подавал, я отбил. Я против солнца играл... не знаю, важно это или нет. Ренджи, ты видел же?
– Видел, они просто играли. Мяч ни разу не упал, хотя минут десять прошло, – подтвердил Ренджи. – Потом Гэничиро завернул свой Ветер, а Сэйичи, по-моему, солнце в глаза попало, он отбил Ветер, а Гэничиро упал. Вот и все.
– Солнце, значит, – Кагуя бросил взгляд на небо. Солнце скрылось за облаком, причем судя по размеру и положению этого облака пребывало за ним довольно давно и в ближайшее время показываться не собиралось. – Вот что. Бери ракетку и вставай против меня. Прямо сейчас.
– У нас математика, а у Сэйичи английский, – нерешительно перебил сэмпая Ренджи.
– Пять минут назад вас это не волновало. Если хотите, идите, мне нужен только Юкимура.
– Мы подождем, – сказал Гэничиро. – Мы без него не пойдем.
Он, к тому же, не был уверен, что дойдет до школы, – чувствительность еще не совсем вернулась, – но говорить об этом Кагуе не хотелось.
– Ну ждите. Пойдем, Юкимура. Сыграем.
Юкимура улыбнулся им с Ренджи и побежал за капитаном. Гэничиро запоздало сообразил, что солнца сегодня действительно почти не видно. А Юкимура все равно как солнце – когда в глаза ему смотришь и вы оба на корте.
Им с Ренджи удавалось побеждать Кагую. Нечасто, но бывало. У Юкимуры получалось чаще; остальные игры они заканчивали вничью.
Мяч летал туда-сюда; поймать глазам движение было очень трудно. Юкимура отбивал легко, чуть не танцуя; подачи Кагуи был тяжелыми и сокрушительными.
Гэничиро сжал кулаки. Чувствительность наконец-то полностью вернулась.
– Я не знаю, что это с Юкимурой. Но мне не нравится.
Мяч спружинил о сетку на ракетке Юкимуры и полетел обратно. Только что он отбил крученый призрачный мяч, как его прозвали старшеклассники, – особую подачу Кагуи, когда мяч пропадал в полете.
– Я тоже не знаю, что это. Но Сэйичи разберется, что ему с этим делать… Он никогда никому не проиграет.
– Человек на это не способен. Все проигрывают.
– Мне иногда кажется, – медленно произнес Ренджи, глядя в небо, – что Сэйичи будто бы не вполне человек. Будто бы он дитя богов.
– Дитя богов, – повторил Гэничиро.
Они одновременно посмотрели на Юкимуру, на отраженное в глазах солнце, которого не было – и на капитана, вдруг выронившего ракетку.
– Ипс, – выдохнул вдруг Ренджи.
– Что?
– Ипс. Так это называется. Он и правда – Дитя Богов.
Если бы не раздался гулкий в утренней тишине корта звонок, они бы долго еще стояли и смотрели, как их мощный телом, крепкий капитан силится – и не может подняться. После такого, казалось, легкого-легкого удара.

@темы: фанфики, Yukimura Seichi, Yanagi Renji, Sanada Genichirou